Контактные данные

Телефон:
+7 (962) 941-65-65
+7 (495) 776-13-39
Электронная почта:
reg-home@mail.ru
Адрес:
Георгиевский переулок, дом 1, строение1, 2-3 этаж


Реклама

Осуществление права собственности на вещь, полученную добросовестным приобретателем от неуправомоченного отчуждателя

Первый Столичный Юридический Центр Телефон: (495) 776-13-39, (985) 776 13 39   Осуществление права собственности на вещь,  полученную добросовестным приобретателем  от неуправомоченного отчуждателя     Стабильность гражданского оборота во многом зависит от высокого уровня развитости гражданского законодательства и единообразия практики применения правовых норм. Вместе с тем и нормативный материал, и акты правоприменителя, в первую очередь судебные решения, лишь тогда будут отвечать целям построения правового государства и сильного гражданского общества, когда законодатель и правоприменитель смогут правильно осмыслить выработанные доктриной правовые категории. К сожалению, добиться положительного правового эффекта получается не всегда, что обусловлено, в частности, сложным характером правовых проблем, неразрывно связанных с социально-экономическими аспектами развития общества и государства, а также неоднозначностью и противоречивостью предлагаемых теорией и практикой путей по преодолению спорных вопросов. К числу наиболее актуальных проблем современного гражданского права относится проблема осуществления права собственности на вещь, полученную добросовестным приобретателем от неуправомоченного отчуждателя. Вопросы, связанные с содержанием правового статуса добросовестного приобретателя и с осуществлением им субъективных прав в отношении вещи, полученной от неуправомоченного отчуждателя, на практике решаются крайне противоречиво. И это не случайно, поскольку и научная мысль по данному вопросу каждый раз оказывается в тупике. Множество научных работ, многообразие высказанных точек зрения по данной теме свидетельствует не только о ее актуальности и злободневности, но и позволяет констатировать, что перед нами та проблема глобального характера, которая еще не скоро найдет свое разрешение, если вообще найдет его когда-нибудь. Неразрешимым местом этой проблемы является отсутствие четких критериев, которые бы обеспечивали справедливый и разумный баланс интересов добросовестного приобретателя вещи и интересов утратившего вещь собственника. Думается, в силу объективных причин найти такие критерии вряд ли возможно, поскольку приоритет прав и интересов добросовестного приобретателя вещи автоматически умаляет права и интересы утратившего вещь собственника и наоборот. Неустойчивый характер научных теорий и взглядов во многом оправдывает огрехи правоприменителя, лишенного четких теоретических ориентиров, но не дает право юридическому сообществу бездействовать, а напротив, побуждает искать такие решения по спорным вопросам, которые будут отвечать реалиям и потребностям современности. При таких обстоятельствах насущной задачей теории является поиск ответов по наиболее спорным вопросам, создание необходимых ориентиров для правоприменителя по ним и тем самым поступательное движение вперед в разрешении проблемы в целом. Одним из наиболее актуальных и нерешенных остается вопрос о самом субъективном праве добросовестного приобретателя на вещь, учитывая, что с возникновением права собственности на вещь у добросовестного приобретателя право собственности прежнего собственника должно прекращаться. Обращаясь к законодательным положениям, следует сказать, что Гражданский кодекс Российской Федерации, с одной стороны, предусматривает право собственника истребовать свое имущество из чужого незаконного владения (ст. 301), а с другой - устанавливает ограничения осуществления этого права. Так, п. 1 ст. 302 ГК РФ предусмотрено, что если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли. Таким образом, возможность виндикации ограничена тем, что собственник не вправе истребовать вещь у ее добросовестного приобретателя при условии выбытия вещи из владения собственника по его воле или по воле лица, которому вещь была передана собственником. Установив, что приобретатель вещи является добросовестным, необходимо определить объем его субъективного права на вещь. В соответствии со ст. 223 ГК РФ право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи, если иное не предусмотрено законом или договором. В случаях, когда отчуждение имущества подлежит государственной регистрации, право собственности у приобретателя возникает с момента такой регистрации, если иное не установлено законом. Недвижимое имущество признается принадлежащим добросовестному приобретателю (п. 1 ст. 302) на праве собственности с момента такой регистрации, за исключением предусмотренных ст. 302 ГК РФ случаев, когда собственник вправе истребовать такое имущество от добросовестного приобретателя. Из данной статьи, однако, не вполне понятно, каким образом возникает право собственности на вещь у добросовестного приобретателя. Если рассматривать вопрос в контексте развития правоотношения, следует определиться: речь идет либо о переходе права собственности на вещь от ее собственника к добросовестному приобретателю, либо о прекращении одного абсолютного правоотношения с участием собственника по поводу вещи и возникновении нового абсолютного правоотношения с участием добросовестного приобретателя той же вещи. Думается, теоретически верно будет признать существование одной правовой судьбы вещи, где происходит смена собственника посредством перехода права собственности на вещь от предыдущего собственника к ее добросовестному приобретателю. Отсутствие прямых взаимоотношений между бывшим собственником и добросовестным приобретателем вещи само по себе не может означать невозможность перехода права собственности. В данном случае речь идет не о процедуре фактической передачи вещи, а о юридическом процессе перехода субъективного права на вещь от собственника добросовестному приобретателю. Заняв другую позицию и признав, что одно правоотношение с участием бывшего собственника вещи прекратилось, а другое - с участием добросовестного приобретателя обособленно возникло, мы тем самым "обрежем" историю существования вещи. В этом случае будут необоснованно не учтены все предыдущие правоотношения, возможные ограничения и обременения вещи, имевшие место ранее и сохраняющие силу в момент возникновения права собственности у добросовестного приобретателя. Так, например, в соответствии со ст. 613 ГК РФ передача имущества в аренду не является основанием для прекращения или изменения прав третьих лиц на это имущество. Соответственно, если спорная вещь ранее была обременена собственником правами аренды, переход права собственности на вещь к другому лицу не должен ухудшить положение арендатора (речь идет в данном случае именно о переходе субъективного права на вещь). Соответственно, если говорить о том, что добросовестный приобретатель - первый и единственный собственник вещи, а перехода субъективного права не происходило, это будет противоречить самой действительности и нарушать права третьих лиц (в приведенном примере - арендатора), которым добросовестный приобретатель мог бы заявить, что он свободен от предыдущего поведения собственника, так как имеет место не переход прав на вещь, а возникновение "чистого от прошлого" права собственности. Абсурдность подобных доводов со стороны добросовестного приобретателя очевидна и не нуждается в дополнительном подтверждении. Таким образом, следует говорить именно о переходе права собственности от прежнего собственника вещи ее добросовестному приобретателю, а не об обособленных друг от друга прекращении права собственности на вещь у прежнего собственника и возникновении права собственности на эту вещь у добросовестного приобретателя. В связи с этим вопреки утверждениям некоторых авторов возникновение права собственности на вещь у добросовестного приобретателя представляет собой не первоначальный, а производный способ возникновения данного права. Следовательно, в момент передачи вещи (п. 1 ст. 223 ГК РФ) или в момент регистрации права собственности на вещь за добросовестным приобретателем (п. 2 ст. 223 ГК РФ) происходит развитие абсолютного правоотношения, в рамках которого право собственности переходит от собственника к добросовестному приобретателю на основании сложного фактического состава. По мнению В.А. Рахмиловича, этот фактический состав образуют следующие элементы: 1) заключение между отчуждателем, который не управомочен на отчуждение вещи, и ее приобретателем сделки, направленной на перенос права собственности на эту вещь; 2) возмездный характер этой сделки; 3) фактическая передача вещи приобретателю; 4) участие вещи, не изъятой из оборота, оборотоспособность которой не ограничена; 5) выбытие вещи из владения ее собственника или лица, которому она была доверена собственником, не помимо воли того или другого; 6) добросовестность приобретателя. Аналогичную точку зрения высказывают и другие авторы, обоснованно утверждая, что у добросовестного приобретателя вещи от неуправомоченного отчуждателя возникает именно право собственности, а не владение для давности, на основании сложного юридического состава. Впрочем, в науке высказана и противоположная точка зрения, согласно которой недействительная сделка "не порождает никаких правовых последствий, а стало быть, и титула собственника у добросовестного приобретателя". Например, К.И. Скловский считает, что добросовестный приобретатель становится собственником лишь в силу приобретательной давности, т.е. по истечении установленных ст. 234 ГК РФ сроков, а не в самый момент приобретения вещи в силу сложного юридического состава. Согласно этой точке зрения, поскольку недействительная сделка не может привести к возникновению у приобретателя права собственности, последний является незаконным владельцем и, следовательно, приобретает право собственности только по давности владения: в противном случае "непонятно, в чем разница между действительной и недействительной сделками. Непонятно также, зачем введена и приобретательная давность, если добросовестный приобретатель и без истечения указанных в законе сроков становится сразу собственником". Позиция К.И. Скловского была критически проанализирована В.А. Рахмиловичем, который обратил внимание на то, что основанием возникновения права у приобретателя и прекращения его у бывшего собственника является не сделка, а описанный сложный фактический состав, куда входят (наряду с другими предусмотренными законом обстоятельствами) и элементы сделки по отчуждению, которые должны соответствовать требованиям закона и в этом смысле быть действительно подобны условиям действительности сделки. Кроме того, данный автор пояснил, что приобретательная давность применяется в других случаях, в частности тогда, когда вещь могла быть истребована у добросовестного приобретателя, на что прямо указывает п. 4 ст. 234 ГК РФ; в тех же случаях, когда вещь не может быть истребована, нет места для применения института приобретательной давности. Анализ правоприменительной практики позволил также и другим авторам обоснованно утверждать, что для признания права собственности добросовестного приобретателя недвижимого имущества не требуется истечения срока приобретательской давности, установленного ст. 234 ГК РФ. Думается, возможность добросовестного приобретателя быть собственником вещи только лишь на основании нормы о приобретательской давности (ст. 234 ГК РФ) приведет к неопределенности правового статуса добросовестного приобретателя и правового режима самой вещи до истечения сроков приобретательской давности. Добросовестный приобретатель должен приобретать право собственности на имущество на основании заключенной им сделки в соответствии с п. 2 ст. 218, ст. 223 ГК РФ в их взаимосвязи со "сложным фактическим составом", определенным ст. 302 ГК РФ. Так, с одной стороны, норма п. 2 ст. 218 ГК РФ устанавливает вполне конкретное основание отчуждения и приобретения имущества - сделку, а с другой - норма ст. 302 ГК РФ не позволяет применить последствия недействительности данной сделки (ст. 167 ГК РФ), а напротив, признает, что результатом этого отчуждения является приобретение имущества добросовестным приобретателем, т.е. признает отчуждение этого имущества и его приобретение правомерным. Кроме того, норма ст. 302 ГК РФ позволяет, по нашему мнению, применить расширительное толкование п. 2 ст. 218 ГК РФ в том смысле, что следует признать правомерным переход права собственности на имущество к добросовестному приобретателю не от прежнего собственника имущества, а от неуправомоченного лица. Момент возникновения права собственности на это имущество должен определяться по правилам ст. 223 ГК РФ. Утверждение о том, что добросовестный приобретатель вещи приобретает субъективное право собственности на нее, требует своего обоснования с позиции содержания (объема) данного субъективного права. Иными словами, сделанный нами вывод тогда найдет подтверждение, когда будет доказано, что добросовестный приобретатель обладает тем же объемом правомочий, что и любой управомоченный субъект. Если обратиться к самому выражению "субъективное право", можно увидеть, что термин "субъективное" подчеркивает принадлежность права конкретному субъекту, т.е. показывает взаимосвязь самого права с субъектом, которому оно принадлежит. Сущность любого субъективного права следует искать не во внешних по отношению к субъективному праву факторах, а в тех характеристиках, которые показывают отношение между субъектом и принадлежащим ему правом. Таким образом, следует анализировать те условия, которые выделяют управомоченного субъекта от обязанных лиц. Акцент здесь необходимо делать на правовом статусе или положении субъекта. Вопрос о правовом статусе личности был предметом обстоятельного исследования в работе Н.В. Витрука, который указал, что в правовой статус входят закрепленные законом права и свободы, законные интересы и обязанности личности. Оставляя без оценки данное определение в целом, заметим, что верной является отправная мысль о том, что правовой статус составляют субъективные права (свободы), интересы и обязанности. Субъективное право тем самым представляется как отражение одной из сторон правового статуса личности. Ранее в науке данный вывод был аргументирован П.М. Филипповым применительно к праву на судебную защиту, а именно то, что право на судебную защиту - это составная часть правового статуса гражданина со всеми его свойствами, а право на обращение к суду должно принадлежать личности независимо от того, какое право она просит защищать. Л.С. Явич указывает, что субъективное право - это "система наличных прав субъектов, их юридический статус, положение, характеризуемое состоянием свободы выбора решений и действий, без которых нет самодеятельности субъектов". Таким образом, все права являются субъективными правами личности. Субъективное гражданское право - это отраженный в законе статус личности как управомоченной, независимой и свободной. Именно в этом нами видится сущность любого субъективного права. Учитывая принципы современного гражданского права, закрепленные в ст. 1 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также диспозитивный характер гражданско-правовых отношений, можно сделать вывод, что субъекты гражданского права наделены свободой при приобретении, осуществлении и защите субъективных гражданских прав. Данные обстоятельства раскрывают правовой статус субъектов гражданского права. Связь между субъектом и принадлежащим ему субъективным правом проявляется в том, что субъект не может быть обязанным, зависимым от поведения других лиц и ограниченным в своем поведении. Правовой статус обладателя субъективного права подчеркивает, во-первых, его управомоченность по отношению к обязанным лицам, но не делает его самого обязанным, т.е. вынужденным к определенному поведению в пользу управомоченного. Управомоченность охватывает своим содержанием требование обладателя субъективного права, адресованное обязанному лицу. Добросовестный приобретатель вещи, безусловно, является управомоченным, так как он способен требовать от неограниченного круга лиц устранения препятствий касательно владения, пользования и распоряжения вещью. Бывший собственник вещи такими правомочиями уже не обладает. Во-вторых, правовой статус обладателя субъективного права указывает на независимость и самостоятельность его волеизъявлений, а не на подчиненность перед другими лицами. Будучи независимым, субъект имеет возможность совершать действия или бездействовать без учета мнения других лиц, имея в виду диспозитивный характер гражданско-правовых отношений. Добросовестный приобретатель вещи независим, поскольку он способен независимо от поведения других лиц владеть, пользоваться и распоряжаться вещью. Бывший собственник, не получив защиту в отношении утраченной вещи, не вправе претендовать на владение, пользование и распоряжение этой вещью, в том числе диктовать свои условия в отношении вещи добросовестному приобретателю. Наконец, в-третьих, правовой статус обладателя субъективного права свидетельствует о его свободе, возможности определять поведение по собственному усмотрению, указывает на отсутствие стеснений, ограничений и обременений. Как верно отмечает М.А. Григорьева, "под свободой в праве следует понимать возможность субъекта действовать в соответствии со своей волей (проявлять свою волю), возможность выбирать между различными средствами какое-либо для осуществления желаемого, возможность действовать по своему усмотрению". Добросовестный приобретатель вещи, безусловно, свободен в выборе поведения в отношении полученной вещи. Он не может быть ограничен в своем поведении, в том числе со стороны бывшего собственника вещи. Таким образом, такие характеристики, как управомоченность, независимость и свобода раскрывают содержание статуса обладателя субъективного права. Соответственно, назначение субъективного права заключается в том, чтобы субъект был управомоченным, независимым и свободным. Добросовестный приобретатель отвечает данным характеристикам, т.е. является управомоченным, независимым и свободным в отношении полученной им вещи. В связи с этим, а также учитывая, что момент возникновения права собственности на вещь определен ст. 223 ГК РФ, во взаимосвязи ее с п. 2 ст. 218 и ст. 302 ГК РФ, обусловливающими наличие "сложного фактического состава", следует признать, что добросовестный приобретатель наделен полноценным субъективным правом собственности на вещь. Думается, этот вывод должен стать отправной точкой решения других спорных вопросов по исследуемой проблеме. В заключение хотелось бы отметить, что Президиум Совета при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства рекомендовал к опубликованию в целях обсуждения (Протокол от 18 марта 2009 г. N 3) проект Концепции развития законодательства о вещном праве. В данном проекте, в частности, предложено включить в главу о приобретении права собственности самостоятельную статью о приобретении права собственности добросовестным приобретателем, содержащую следующие положения: а) добросовестный приобретатель признается собственником приобретенного им по сделке движимого имущества, пока не доказано обратное. При наличии судебного спора право собственности у добросовестного приобретателя возникает в случае отказа собственнику в иске об истребовании имущества из владения добросовестного приобретателя и считается возникшим с момента приобретения имущества; б) добросовестный приобретатель признается собственником приобретенного им по сделке недвижимого имущества с момента государственной регистрации его права собственности, пока не доказано обратное. При наличии судебного спора право собственности у такого добросовестного приобретателя возникает в случае отказа судом собственнику в иске об истребовании имущества из владения добросовестного приобретателя и считается возникшим с момента его государственной регистрации. Если право собственности добросовестного приобретателя не было зарегистрировано, такое решение суда является основанием для его государственной регистрации. Также в проекте предлагается дополнить ст. 223, 224 ГК РФ следующими положениями: а) о возможности перехода права собственности по договору без передачи (вручения вещи) в случаях, предусмотренных законом или договором; б) о том, что вещь может считаться врученной не только путем фактического поступления ее во владение приобретателю, но и посредством предоставления ее во владение приобретателя иным способом. Авторы проекта также предлагают предусмотреть, что правила о приобретательной давности не подлежат применению к отношениям, связанным с возникновением права собственности у добросовестного приобретателя имущества. Думается, указанные предложения по совершенствованию действующего Гражданского кодекса Российской Федерации соответствуют выводам, сделанным нами в процессе проведенного изучения данной проблемы, в связи с чем считаем возможным данные предложения поддержать. Кроме того, было бы целесообразно предусмотреть в ГК РФ положение о том, что при отказе суда вернуть вещь собственнику у последнего остается право требовать возмещения стоимости вещи у ее неуправомоченного отчуждателя.        Автор статьи: П.М. Филиппов, А.Ю. Белоножкин   По всем вопросам, связанным с юридической консультацией и представлением интересов в суде по вопросам признания права собственности, оформления права собственности в новостройке, оформление права собственности на гараж (машиноместо), признанию права собственности на нежилое помещение, регистрацию права собственности, признанию права собственности в судебном порядке, по вопросам двойных продаж квартир, об отмене сделки, можно записаться на прием к специалистам нашего Центра по телефонам:   8 (985) 763 - 90 – 66, 8  (985) 776 13 39   или по e-mail: 6494149@bk.ru   Запись к адвокату на прием осуществляется по указанным выше телефонам. Внимание! Консультация платная.
По всем вопросам, связанным с юридической консультацией и представлением интересов в суде по вопросам признания права собственности, оформления права собственности в новостройке, оформление права собственности на гараж (машиноместо), признанию права собственности на нежилое помещение, регистрацию права собственности, признанию права собственности в судебном порядке, по вопросам двойных продаж квартир, об отмене сделки, можно записаться на прием к специалистам нашего Центра по телефонам: 8 (985) 763 - 90 – 66; (495) 776-13-39, (985) 776 13 39 или по e-mail: 6494149@bk.ru

Первый Столичный Юридический Центр

По всем вопросам по признанию и оформлению права собственности на квартиры, машиноместа и нежилые помещения можно записаться на прием к специалистам нашего Центра по телефонам:

+7 (962) 941-65-65;

+7 (495) 776-13-39;

или по e-mail: reg-home@mail.ru

11.05.2011, 1121 просмотр.

 
  Система управления сайтом HostCMS v. 5